Ульяна Супрун Ульяна Супрун

Врачи о скандале между Ульяной Супрун и кардиохирургом Борисом Тодуровым

января 16 2017 размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта
0
Оцените материал
(0 голосов)

Скандал между главой Института сердца, известным кардиохирургом Борисом Тодуровым, и исполняющим обязанности министра здравоохранения Ульяной Супрун набирает обороты.

Напомним, кардиолог обвинил министра в том, что халатность её ведомства унесла жизни большего количества украинцев, чем АТО, поскольку МОЗ сорвало программу по закупкам лекарственных препаратов на сумму 364 миллиона гривен.

В ответ, Супрун удалила Тодурова из друзей в "Фейсбуке", пресс-служба МОЗ призвала не верить непроверенной информации, в СМИ появились сообщения о том, что это Тодуров развел коррупцию на закупке медикаментов, а Супрун ее прекратила, наконец, вчера МОЗ еще раз сообщил, что претензии директора Института сердца несостоятельны.

Тем временем, представители врачебного и околоврачебного сообщества говорят, что все реформы "реформаторы" проводят только на словах. На деле же, медицина становится с каждым годом все хуже, и хуже.

Все эти "швили" и после него

– Любое качество упирается в деньги. Понятно, если нет финансирования, то все идеи ничего не стоят. И тем не менее, при Поляченко, Москаленко что-то делалось. Потому что они были врачами. А все эти "…швили" и пришедшие после него, все эти менеджеры, политические и околополитические назначенцы – это люди случайные, это проходимцы. Они к медицине отношения не имеют, – говорит заслуженный врач Украины из Тернополя Мирослав Семанив.

– Тодуров занимается реальной медициной, он ситуацию знает изнутри, – вторит ему и киевский уролог Андрей. – А кто такая Супрун? Очередной волонтер? Еще один человек, который подтверждает теорию о том, что управлять государством может каждый? Вы послушайте только, что она говорит! Что онкобольные сами виноваты, потому что вели неправильный образ жизни, и заболели. А идеи, которые она предлагает... Чтобы на вызов "Скорой" приезжали не медики, а санитары, и они уже решали, куда везти пациента. А если у человека сердечный приступ, и ему нужна срочная помощь? В этом же и состоит идея неотложки, а они собираются ставить какие-то странные эксперименты. Слава богу, я работаю в частной клинике, но мои друзья в стационарах, известные хирурги, говорят, что при таком финансировании, как сейчас, впору ставить вопрос о закрытии учреждений. А все эти закупленные лекарства они до больниц просто не доходят. Это знаете, как в 90-е годы с гуманитарной помощью: нам присылали из США и Европы хорошие препараты, бесплатно, а потом определенные люди делали на этом бизнес.  

10 гривен на лечение, 10 – на лекарства

– Знаете, сколько у нас выделяется денег на одного больного? 10 гривен на лекарства и 10 – на питание, – продолжает Мирослав Семанив. – И это областная больница. Хороший врач получает 3-4 тысячи гривен. Больницы выживают только за счет благотворительных взносов: помогают предприниматели, чьи родственники у нас лечились. Но помочь мы можем только в неотложных случаях: то есть, чтобы больной не умер у нас в приемном отделении. Это святое, с этим мы справляемся. Но тяжелые операции – только за счет больных. В итоге, что получается: частную медицину мало кто может себе позволить, страховой нет, бесплатной тоже. Бездорожье. Застой. А министерство какие-то эксперименты проводит, "округа" выдумывает – вроде как для того, чтобы дать нам самостоятельность. Но на деле, чтобы перекинуть финансирование на местный бюджет. Не могу сказать, что раньше было прямо лучше. Но тогда курс доллара был другой, тогда лекарства столько не стоили. А теперь, дай бог, чтобы хватило денег на обследование.

– И что обидно: в Киев в советское время приезжали учиться новым технологиям врачи из Союзных республик и стран Варшавского договора, а сегодня мы отправляем пациентов на трансплантацию костного мозга в Беларусь, – говорит в прошлом хирург, а теперь человек, который занимается страховой медициной Юрий. – Зайдите на сайт Всемирной организации здравоохранения, и посмотрите статистику: по детской смертности мы обгоняем и Россию, и Беларусь. В этом плане медицина – очень простая отрасль для оценки. Потому что самые легкие критерии: смертность, заболеваемость и доступность помощи – сразу просчитываются. Если они улучшаются, то неважно – правильная она или нет, но система в той или иной степени эффективно работает. А мы по всем показателям скатываемся вниз. Такие отрасли, как кардиохирургия просто брошены на выживание. Такое впечатления, что они никого не интересуют, кроме тех, для кого это последний шанс выжить. Не говоря уже о том, что первичной медицинской помощи скоро не останется вовсе, система участковых разрушена, систему скорой и неотложной помощи тоже скоро добьют. А что касается Супрун и ей подобных, то для меня такие люди – декларативный ноль. И это просто унижение для той врачебной когорты, которая еще осталась в Украине.  

"Я уважаю и Супрун и Тодурова"

Некоторые врачи, впрочем, к Супрун негативно не настроены.   

– Я уважаю и обоих – и Супрун, и Тодурова. Знаю, что обе стороны нацелены на конструктив. И думаю, что их ссора – результат какого-то недоразумения, – говорит известный пластический хирург Ростислав Валихновский. – Я вижу логику действий министерства: они выступают за введение клинических протоколов, за введение стандартов лечения. Прежде никто даже целей себе таких не ставил. То есть, с точки зрения стратегии – они правы. Но ведь МОЗ подчиняется Кабмину, а госаппарат у нас весьма неповоротлив. На счет высказываний "да кто они такие?", – заместитель министра Александр Линчевский, например, – один из немногих в Украине специалистов, кто активно публикуется в западных научных журналах. Словом, я думаю, что это просто недоразумение. Может, стоит в комитете Верховной Рады по здравоохранению собрать Тодурова, Линчевского и Супрун, и пускай они попробуют найти общий язык. Потому что если не погасить конфликт сейчас, то он будет набирать обороты.

Напомним, как уже писала "Страна", одна из причин конфликта между известным украинским кардиохирургом, который первым в Украине провел операцию по трансплантации сердца, и и.о. министра Ульяной Супрун возник не только из-за того, что МОЗ сорвало закупки лекарств. Но и новаторские подходы новой команды.

Если прежде государство закупало, например, стенты, и пациентам Института сердца, Стражеско, Амосова и других их могли поставить бесплатно, то теперь в Минздраве намерены сконцентрироваться на профилактике. То есть вместо с стентов, которые стоят минимум $1000 каждый, закупать гипотензивные препараты, которые теоретически могут предупредить сердечно-сосудистые заболевания.

В будущем, проблему сложных операций с дорогими препаратами правительство планируется решить за счет развития страховой медицины, систему которой планируется внедрить в ближайшие 4 года.

Ну а до тех пор лучше не болеть – бесплатных стентов не то, что не хватит на всех, их больше не будет ни для кого.

Страна.ua

Прочитано 336 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Какая медицина у вас вызывает больше доверия?