Александр Бабляк Александр Бабляк

Частная кардиохирургия – шанс для тысяч украинцев

мая 02 2017 размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта
0
Оцените материал
(0 голосов)

 

Больше трех месяцев назад в отечественной медицине произошла революция, о судьбоносности которой пока говорят только профессионалы, но которая может без преувеличения изменить жизни тысяч украинцев.

В стране наконец появилась частная кардиохирургия. Пионерами стала медицинская сеть "Добробут" и звездная команда врачей под руководством ведущего украинского кардиохирурга, доктора медицинских наук Александра Бабляка, сообщает 24 канал.

Для Украины, где сегодня, по словам премьер-министра Владимира Гройсмана, от сердечно-сосудистых заболеваний ежегодно умирает более 426 тысяч человек (это 68 % от общего количества умерших), кардиохирургическими операциям охвачены лишь 13,1 % тех, кто требует хирургического лечения, а из пяти-шести тысяч малышей с врожденными пороками сердца оперируют только тысячу, развитие частной кардиохирургии – шанс изменить эту страшную статистику. Государственные медицинские учреждения делают все возможное: проводят уникальные операции, внедряют новейшие технологии, но государственная медицина ограничена в средствах. Не хватает денег, не хватает операционных, мало опытных хирургов (пять лет назад в стране работали лишь 60 кардиохирургов, которые самостоятельно оперируют). И частная медицина – и возможность сдвинуть проблему с места, которую так ждут по всей Украине.

Долгое время на открытие кардиохирургического отделения не решалась ни одна украинская сеть частных клиник. Сомнения понятны: эта область медицины требует чрезвычайно высокого уровня предоставления услуг, дорогостоящих передовых технологий, опытных специалистов. Единственным, кто рискнул взять на себя такую большую ответственность, стал "Добробут" – первая отечественная частная медицинская сеть, которая работает по международным стандартам оказания медицинской помощи и в распоряжении которой сегодня есть самые современные мировые технологии.

Возглавил открытое в "Добробуте" кардиохирургическое отделение Александр Бабляк – хирург с более чем 20-летним стажем, который только за пять последних лет провел более 1500 операций на сердце, два года стажировался в одном из лучших мировых центров кардиохирургии, в Университетском Госпитале Северного Сиднея, и 11 лет работал в самой сложной области кардиохирургии – оперировал детей с врожденными пороками сердца. Мы встретились с Александром Дмитриевичем, чтобы поговорить о том, почему успешный хирург выбрал именно "Добробут", как он решается браться за случаи, от которых отказываются коллеги, что такое философия patient friendly и кто работает с ним в команде.

Александр Дмитриевич, так почему именно "Добробут"?

Потому что, по моему убеждению, сейчас это самое перспективное место для развития украинской кардиохирургии. Сегодня мало какая отечественная клиника может подняться до того уровня, на котором сейчас находится "Добробут" с его технологиями, оснащением операционной и, что очень важно, с его инвестиционными планами и скоростью реализации проектов. Я, например, уверен, что если моей команде понадобятся какие-то новые технологии, в "Добробуте" они у нас будут. Тем более что наше видение будущего украинской медицины совпадает с видением инвесторов клиники, у нас одни ценности, одинаковое понимание того, для чего и как мы работаем. Показательный момент: здесь я могу взять на операцию тяжелого пациента, и мне не надо отстаивать свое решение перед главным врачом. Я делаю свою работу, а не думаю, что вдруг что – и статистика будет испорчена". Тогда как в большинстве клиник, и это не секрет, боятся сложных случаев.

У вас много сложных случаев?

Много, у нас тяжелый контингент пациентов. Но эта пресловута статистика при этом не хуже – даже лучше, чем в медицинских центрах, где не оперируют тяжелобольных.

В Украине знают, что кардиохирург Бабляк берется за случаи, за которые не возьмется никто другой в стране. Откуда у вас эта смелость?

Это не смелость. Я бы назвал это скорее опытом, который дает возможность спрогнозировать результаты и осознать риски вмешательства. Когда мы рассматриваем сложный случай, мы подробно все анализируем: что нужно сделать, какие опасности ждут на том или ином этапе операции и во время послеоперационного периода. Опыт помогает определить все проблемы, адекватно оценить риск. И если он в пределах нашей компетенции, если мы можем контролировать его, мы беремся за работу. Но обязательно честно говорим обо всем пациенту: он должен понимать, ради чего рискует, и взвешенно принять решение. Только в этом случае пациент и врач будут, как говорится, по одну сторону баррикады.

То есть когда к вам приходит человек и говорит, что "от него все отказались", а вы понимаете, что случай действительно сложный, но беретесь за него и говорите, что все будет хорошо – это...

...не моя напускная уверенность, только чтобы успокоить пациента. Это действительно мое убеждение. Когда я говорю, что все должно закончиться хорошо, я на самом деле верю в успех. То есть да, это сложный случай, но мы его продумали, все взвесили и видим, что наш результат будет положительный. Именно об этом я и говорю с пациентом. Но потом обязательно объясняю, который, скажем так, дискомфорт ему придется пережить во время лечения, что-то может пойти не так и какие это будет иметь последствия. После этого человек сам делает выбор. А когда он уже решился на операцию, просто нужно ему показать, что врач действительно озабочен его проблемой и при этом понимает, как достичь желаемого результата. И что его цель – не сделать какую-то уникальную операцию ради имиджа, а помочь этому конкретному пациенту.

Что главное для кардиохирурга?

Голова. Студентом я ставил на первое место мануальные навыки. Я поэтому и выбрал хирургию – область, где можно применять мануальные навыки, где ты практически сразу видишь результат своей работы. Но где-то за пять-десять лет после института пришло понимание того, что мануальные навыки в кардиохирургии – это важно, но не главное. На первом месте – голова. Когда ты обгрунтовываешь каждую деталь операции, просчитываешь, что за чем должно идти, в какой последовательности, чтобы достичь успеха кратчайшим путем. Причем успех – это не прооперированное сердце.

Неожиданное высказывание для кардиохирурга...

На мой взгляд, успех – дать человеку то, за чем он пришел. А он же пришел не для того, чтобы кардиохирург нашившему ему шунт. И врачи – я убежден в этом! – не должны мыслить такими категориями. Люди приходят к нам за новым качеством жизни. Именно оно должно быть главной целью врача, а не только безупречно проведенная операция.

Почти 11 лет вы работали в Центре детской кардиологии и кардиохирургии – есть разница между детской и взрослой кардиохирургией?

И да, и нет – смотря о чем речь. Если говорить о сугубо хирургических навыках, хирургия врожденных пороков сердца больше развивает способности врача и учит индивидуальному подходу: врожденных пороков 350, при этом в пределах каждой есть свои особенности. И что важно: детский кардиохирург должен осознавать, что он – не Бог; он не всегда может полностью исправить природный недостаток. Во взрослой же кардиохирургии мы имеем дело с сердцем, которое было здоровым, но что-то в нем испортилось. И здесь уже врач должен быть перфекционистом, он должен максимально восстановить то состояние сердца, которое было до болезни.

С отличиями понятно, а чем детская и взрослая кардиохирургия похожи?

Подходом к лечению. В обоих случаях главная цель лечения – улучшить качество жизни пациента. Когда я вижу, что после операции мы достигли этого, испытываю настоящую радость.

Если вспомнить сотни благодарных отзывов ваших пациентов – и это только в интернете, в реальности их наверняка тысячи, – у вас очень много поводов радоваться...

Получается, я выполняю наказ своего отца (улыбается). Когда я еще учился в институте, он мне говорил, что главное – быть хорошим врачом, а затем – доктором наук.

Ваш папа – Дмитрий Евгеньевич Бабляк – легенда украинской кардиохирургии. Пожалуй, именно он повлиял на ваш выбор профессии?

Конечно, пример отца сыграл свою роль. Он прошел всю школу хирургии, в том числе кардиохирургии. Был первопроходцем в кардиохирургии в Западной Украине, основал сердечно-сосудистый центр в Львове.

Отец достиг большого результата в профессии, а к каким вершинам стремится сын?

Они постоянно обновляются, если можно так сказать. У Григория Сковороды есть высказывание, которое мне очень близко: "Бери вершину – и будешь иметь середину". Только мы с нашей командой находим что-то новое, например новый вид операции, сразу появляются новые горизонты, к которым нужно двигаться.

Какую вершину сейчас покоряют врач Бабляк и его команда?

Ближайшая наша цель – внедрение в украинской хирургии философии patient friendly, по которой хирургия должна быть комфортной для пациента, то есть с минимальным риском, минимальным страхом и минимальным дискомфортом во время сложных вмешательств. То есть наша цель сейчас – сделать сложную хирургию максимально толерантной и безопасной для пациента, не потеряв качество. Кстати, следует признать, что частные клиники в этом плане на десять шагов впереди. Начав работу в "Добробуте", я могу говорить об этом с уверенностью, ведь здесь есть возможность обеспечить пациенту не только квалифицированную помощь и высококлассный сервис, но и индивидуальный психологический подход.

У вас трое детей – хотите, чтобы они пошли отцовским путем и продолжили династию украинских хирургов?

Это не простой путь, и если они захотят пойти по нему, то это должно быть их осознанным выбором. А я, пожалуй, обязан показать им, что медицина может быть красива внешне, но за занавесом – много работы и приложенных усилий. Старшая дочь очень хочет быть врачом. И я вижу, что наука ей дается лучше, чем мне. Посмотрим, как сложится жизнь.

А если бы дочь сейчас спросила у вас, что худшее и лучшее в работе кардиохирурга, что бы вы ответили?

Лучше всего – это...

Может начнем с худшего?

Нет, я хочу с лучшего (улыбается). Лучше всего – это удовольствие, драйв, адреналин от того, что твои знания и умения помогают людям. Что все, что ты задумал, в принципе, получилось. И что ты не только реализуешься и тешишь свое эго – твоя работа является большой помощью тем, ради кого ты работаешь. Это наверное самое приятное и самое волнительное в нашей профессии.

А хуже всего... Это когда ты приехал домой уставший и хочешь хотя бы несколько часов поспать, а тут звонок – и надо лететь в больницу. Телефон никогда не выключается.

Не можем не спросить – как вы справляетесь, когда умирает пациент? Может ли врач к этому привыкнуть?

Не может. Я не могу. Слава Богу, что это случается редко. Часто родные в таких случаях ругают себя, что посоветовали операцию, а человек умер. Я успокаиваю: это было его решение, он не могл дальше жить так, как жил, и решил пойти на риск. Вот почему важно до операции обсуждать все возможные результаты.

У вас есть какие-то суеверия, ритуалы?

Нет! И я выжигаю каленым железом всю эту магию, у кого вижу.

Ни одного амулета и никакой счастливой шапочки?

Нет! Расстрел на месте! В медицине не может быть никаких магических ритуалов. Помощь человеку – это простой прямой понятный путь, зачем себе там ставить каких-то идолов сбоку? У меня нет никаких "несчастливых" дней, "не тех" месяцев, "пятницы 13-го". Всем, кто в это верит, советую вспомнить Библию. Когда Христос проповедовал в храме в субботу, фарисеи сделали замечание, на что Иисус ответил: "если ваша овца свалится в субботу в яму, вы же будете ее вытаскивать?". Для помощи не существует "не того" времени.

В вашей команде все такие строгие?

В этом смысле да. Мы же единомышленники. А если серьезно – я восхищаюсь людьми, с которыми сейчас работаю в одной команде. И очень благодарен им за то, что они, как и я, взяли на себя риск и пошли со мной творить частную кардиохирургию в Украине. Надеюсь, что нам вместе удастся достичь нашей общей цели.

Какой?

Изменить кардиохирургию на лучшее. Надеюсь, наша кардиохирургическая команда "Добробута" сможет стать тем паровозом, который пойдет впереди и поставит на современные рельсы украинскую кардиохирургию.

Прочитано 405 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Какая медицина у вас вызывает больше доверия?